Мир красоты не так безупречен, как кажется. Чтобы оставаться на плаву, в сфере beauty-индустрии порой нужно обладать поистине железными нервами и быстро адаптироваться к переменчивым условиям, которые диктует мода. В Максиме Коптеве, кемеровском стилисте и имиджмейкере, сочетаются диаметрально различные качества, что делает его незаурядным и разносторонним  мастером своего дела.


 

— Максим, 15 декабря 2011-го года вы открыли свой первый именной салон. Как изменились ваши взгляды на beauty-индустрию с тех пор?

— Изменения коснулись, скорее, внутреннего состояния: появилось некое внутреннее спокойствие. Я вижу, насколько я вырос профессионально, и более уверенно стал чувствовать себя именно в этой области.

 — Иными словами, дела идут своим чередом, и никаких трудностей не возникает?

— Это — красивый бизнес, но красивая работа не всегда означает «полнейший штиль». Ведь мы, парикмахеры-стилисты, являемся также и психологами для наших клиентов. Существует масса нюансов в работе с людьми, которые нужно четко определить, чтобы находить подход к каждому и правильно преподносить предлагаемый образ.

 — Покой нам только снится, как говорится. А случались ли у вас конфликты с клиентами?

— Обычно для них мое мнение авторитетно, поскольку на собственном опыте я вижу положительные результаты своей работы: клиент просто молодеет на глазах. Хотя, как и любой мастер, я иногда сталкиваюсь с непониманием. И это связано, прежде всего, c тем, что человек не всегда готов к образу. Ему в нем бывает попросту некомфортно.

— Вы говорите о целостном образе? Ведь есть широкая классификация стилистов: визажист, парикмахер, стилист одежды, имиджмейкер. К какой категории beauty-гуру вы бы себя отнесли?

— Принято считать, что стилист занимается макияжем и волосами в основном, дополняют же стиль другие специалисты своего дела. Я же создаю законченный образ.

 — Максим, вернемся к понятию «комфорт»? Что оно значит для вас, как для стилиста?

— Человеку будет комфортно в примеряемом образе тогда, когда он сумеет его правильно носить. Это — моя вотчина, хотя требуется основательная подготовка. Необходимо пообщаться с человеком, понять, готов ли он меняться, принципиальными ли будут эти трансформации. Бывает, этот процесс занимает год-два.

 — А как же постоянно устаревающие тенденции?

— Тут уже есть нюансы. Допустим, в намеченные стрижки мы способны внести некоторые коррективы, чтобы изменения были актуальными, хотя общие концепции стремимся сохранять.

 — Откуда вы черпаете вдохновение и новые идеи?

— В первую очередь, это — разнообразные выставки. Я предпочитаю их посещать в Москве. Например, Intercharm International, где представлена индустрия красоты вцелом. Там я обращаю основное внимание на направление стрижек, тенденции в окрашивании.

 — Посещаете ли вы мастер-классы и устраиваете ли их сами?

— Мне достаточно посетить выставки и увидеть тенденции, которые я «подгоняю» под свою технику и свое представление того, как это должно быть. Мастер-классы я провожу самые разные: и для профессионалов, и для своих клиентов, и групповые, и индивидуальные. Все чаще возникает мысль о создании школы стиля.

— Что же сейчас «в тренде»?

— В макияже — натуральные тона, однако имеются агрессивные элементы: стрелки, например. В прическах — различные модификации ombré: плавная перетяжка от одного цвета к другому или даже не слишком плавная. Хотя я не сторонник категоричных переходов: единицам подойдет такой вид окрашивания, да еще и выглядеть это должно ухоженно.

 — Конечно, не многие могут повторить укладку стилиста.

— Для меня принципиально важно, чтобы после посещения нашего салона клиент смог самостоятельно воссоздать укладку, сделанную мною. Именно поэтому я разработал особую технику стрижек, при которой он сможет ухаживать за прической в домашних условиях без лишних усилий.

 — Что для вас красота? Это что-то приобретенное в таких салонах, как ваш, или нечто другое?

— Как человек-визуал я уверен, что красота — это то, на что приятно смотреть, чем восхищаются, любуются, а как это достигнуто — иной вопрос. И это относится ко всему: внешнему миру, людям…

 — В людях привлекают канонические формы, геометрически ровные?

— Для меня это скучная красота. Слишком правильные пропорции быстро приедаются. Я люблю, когда в человеке есть изюминка: необычная форма губ, размер глаз...

 — Есть ли идеал красоты?

— Вы знаете, мне очень сложно ответить на этот вопрос. Идеальная красота мне быстро наскучивает, хотя в нашем обществе она очень ценится. И вряд ли это изменится в ближайшее время.

 — Хорошо, Максим, а что же такое «некрасивость», если так можно выразиться?

— Для меня определенно это — синоним неухоженности во внешнем виде, неопрятность. Девушкам я бы посоветовал следить за чистотой волос, отойти от очень длинных искусственных ресниц, больших неестественных губ. Это приводит лишь к внешнему уродству. Это важно помнить.

 — Многие российские стилисты перешли из узконаправленной специальности, переквалифицировавшись в ди-джеев, певцов, актеров… Давайте приоткроем завесу тайны, вы ведь уделяете время не только работе?

— Я время от времени участвую в кемеровских мюзиклах и театральных постановках. Конечно, разница между родами занятий разительная: будучи стилистом, привыкаешь к определенному темпу и характеру работы. А тут голова начинает работать совершенно иначе, но мне это нравится. Более того, я собираюсь участвовать в постановке, посвященной 70-летию Великой Победы, хотя не слишком жалую военную тематику.

 



Оценка статьи:

Назад к списку