Жизнь этой интересной женщины могла бы и сама послужить сценарием прекрасного фильма, где с главной героиней как по мановению волшебной палочки случается то, чего она и пожелать-то еще не успела! Актерская карьера Алены выходит за рамки стереотипов, а сама она доказывает, что женщина может быть одновременно и умной, и талантливой, и красивой.




— Алена, многие считают, что вы — пример, развенчивающий миф о том, что, если успех не пришел к актрисе до 30-ти лет, можно уже и не пытаться реализоваться в профессии.
— Молодцы. Правильно считают. Это так и есть. (Улыбается).

— Вы считаете это своим личным достижением или вам просто повезло?
— Мне кажется, не бывает такого понятия «случайная удача» — для этого нужно много сил приложить.

— Но вы ведь достаточно поздно «стартанули»:  не в 18 лет пошли учиться, получили какие-то роли, прославились….
— Ну, да-да. Просто у меня есть определенная черта характера: если я что-то выбираю, то выбираю это надолго, пока не упрусь в свою цель.

— А вы кто по гороскопу?
— Ну, кто-кто? Догадайтесь с трех раз…. (Смеется). Овен. Видимо, у Овнов это в характере: либо надо в стену упереться, либо свалиться с обрыва, либо найти какую-то развилку. Пока вот я иду и иду. Пока не вижу конца.

— Вы когда-нибудь думали, что было бы, если бы вы не «сбежали» в Москву из города Кемерово в свое время?
— Я же сначала «сбежала», как вы говорите, в Томск и выбрала совершенно другую профессию. А Томск всегда отличался от Кемерова: он другой, и люди там другие. Это более культурный и образовательный город. Поехать тогда в старейший университет — он третий, кажется, в стране был по тем временам — тогда было очень престижно.

— То есть это был не побег, а скорее попытка развиваться дальше, правильно?
— Ну, мне кажется, да, потому что от Томска я никогда не страдала. Единственное — я училась там тогда математике, а не актерскому мастерству. (Улыбается).

— А вы не думали, как сложилась бы ваша судьба, если вы решили бы заниматься математикой дальше? Или вы верите судьбу, что так или иначе пришли бы к тому, чем занимаетесь сейчас?
—  У меня, конечно, были неудачные попытки сначала. Я ведь поступала на актерское — не поступила. Затем поехала в Москву в МГУ, на факультет вычислительной математики и кибернетики — туда не попала. Потом я поступила в Томск, а потом уже у меня были еще неудачные попытки попасть в театральный ВУЗ. Я всегда говорю, что у меня в актерской карьере было три «привода». Первый — после первого курса ТГУ. Второй — когда Шахназаров снимал фильм «Цареубийца» и искал лица по всей стране. Тогда выбрали мои фотографии, любительские какие-то. Это было случайно: пришла ассистентка этого режиссера в наш Дом ученых, увидела нас с подругой, попросила принести фото графии. У меня как раз были хорошие черно-белые фотографии. Они уехали в Москву, и меня вызвали на пробы. Пробы, правда, тогда я не прошла. И третий «привод» случился, когда мы с мужем переехали в Москву. Там я уже была семейным человеком с ребенком. И тогда Юлия Ромашина, жена моего мастера Анатолия Ромашина, спросила, почему я не поступаю. Но тогда мне уже было неловко поступать, ведь в силу возраста меня не должны были взять — и не взяли, но оставили на курсы. И через полгода из пятерых человек, оставили меня. Тогда я подумала: все, сейчас уже стыдно куда-то сворачивать, придется двигаться вперед. До этого я всегда как будто сбегала. Я вроде никогда никуда и не рвалась, моя дорога сама выворачивала.

— Вы часто бываете в Кемерове?
— Раз в два года, мне кажется.

— Какие-нибудь изменения замечаете?
— Ничего не изменилось, как мне кажется. Я живу в центре города, здесь каких-либо изменений я не заметила. Люди мои родные — все здесь, а для меня самое главное — это моя семья. Я ценю и люблю наши встречи за домашним столом, прогулки по любимым местам. В Томске, например, я бегу в университет, на набережную, в общежитие, где жила, а в Кемерове такие места — это школа, набережная, кусок Весенней, где происходили все школьные гуляния.

—  А что касается вас, как думаете, изменились ли вы с тех пор, как уехали из этого города?
— Судя по моим родителям — нет. (Смеется). Я все думаю, что я выросла, но по поведению моих родителей этого нельзя сказать. Как только я говорю: «Мама я задержусь», мама тут же на меня ругается: «Где, когда и почему, быстро домой». Здесь, в этом городе, я не чувствую взрослой себя совсем.

— За что больше всего любите свою профессию?
— За все. Это моя вторая кожа, моя вторая жизнь. Я недавно задумалась, вот иногда спрашивают у артистов: что бы вы сделали, если бы перед вами выпал выбор между профессией и семьей? Н у и 90% отвечает, что, конечно же, семья для них важнее, и об этом не может быть и речи. Но я всегда думаю, какое у этих людей большое сердце... Я, наверное, — человек мелкий и ничтожный, потому что знаю, что не смогу сделать такой выбор. Если я выберу семью, я умру тут же. И мне уже будет совершенно не интересна семья. Это я понимаю абсолютно точно, потому что без профессии мне скучно.

— А математическое образование в профессии пригождается?
— Математика помогла, скорее, в организации мозгов. Когда ты обдумываешь логику поведения своего персонажа, ты все равно выстраиваешь схему его поведения, являешься адвокатом своей роли. И это не зависит от того, кого ты играешь: хорошего человека или плохого. Но, во всяком случае, мне не интересно играть злого человека, просто потому что он злой, поэтому ты все равно решаешь какое-то уравнение.

— А на что вы готовы ради роли?  Я читала, что в детстве вы очень любили Эдит Пиаф, мечтали ее сыграть. А могли бы ради этой роли, например, выучить французский?
— Я не владею этим языком, но, если бы мне предложили ее сыграть, конечно, выучила бы. Мы, актеры, и так идем на все ради роли: и внешне, и внутренне меняемся. Хотя я вообще-то очень люблю превращения.

— А как вы выбираете роли?
— Соглашаюсь на роль, если чувствую внутри какое-то сопереживание герою, но я часто говорю «нет». Люблю играть личности. Выбираю роль в зависимости от персонажа, а не от предполагаемого успеха фильма. Я не понимаю, как так можно оценивать. Иногда, конечно, ты идешь на роль, потому что хочешь поработать с каким-то режиссером. Тогда это — некий компромисс: понимаешь, что этот режиссер тебе что-то подскажет, где-то вы вместе подумаете и сможете сделать эту роль более интересной.

— Вы часто работаете над масштабными проектами, допустим, снимаетесь пару лет одной и той же компанией. Привыкаете ли вы к своим партнерам по съемкам? Переживаете ли расставание с командой?
— Съемки — это, в первую очередь, работа. И не по 8 часов в дент, как у обычных людей. Мы на своей работе проводим и по 12 часов. Каждый день ты видишь одних и тех же людей, и у тебя совершенно нет времени на отдых. Спишь мало, отдыхаешь мало, с семьей видишься мало. Один выходной в десять дней. Иногда, очень редко, конечно, бывает, попадается такая группа, с которой не хочется расставаться, но в этом заслуга режиссера. Ведь, какой режиссер, такие и люди вокруг него. Знаете, есть такой замечательный режиссер Константин Павлович Худяков. Я снималась у него в картинах восьми. Мне всегда у него на площадке хорошо и комфортно, всегда здорово работать и всегда будет хороший результат.

— Алена, вы ведь еще и театральная актриса теперь. Вы очень быстро освоились в новом амплуа. Почему раньше не пошли в театр?
— Есть такое приятное для меня слово — лень. Я очень не люблю делать что-то специально, куда-то рваться. Вот кино ко мне само прискакало. Вытаскивало меня, вытаскивало, а я все думала, когда же в моей жизни появится театр. Я в принципе люблю что-нибудь хотеть-хотеть, ничего не говорить об этом, и ждать, пока лучик славы пройдет через пенек, на котором я сижу. (Улыбается). В результате все равно все случается так, как случается — естественным путем. Так и с театром у меня получилось. Меня просто пригласили: пригласил режиссер Марк Розовский в спектакль «Пришел мужчина к женщине». Я не знала, что мне делать, как мне быть и почему именно меня пригласили. Я встретилась с Галиной Волчек, которой рассказала свою ситуацию, мы с ней были немного знакомы. И она мне сказала, что очень хочет видеть меня в своем театре. Отпустила меня репетировать. Чуть позже в ее театре сложилась такая ситуация, что нужно было срочно делать ввод в спектакль «Три сестры» на роль Маши, и она позвонила мне и пригласила. Я тогда была в Кемерове. Я тут же забросила приглашение Розовского, примчалась в Москву и через неделю уже сыграла спектакль.

— А что вам ближе кино или театр?
— Ой, это совершенно разные вещи, поскольку не сразу был театр в моей жизни — сначала было кино. Я очень люблю театр, но кино мне роднее.

— Насколько легко удается переключаться из актерских будней в обычную жизнь?
— Я в жизни довольно-таки скучный человек: никуда не хожу, потому что знаю, что мне нужно копить силы. Светские выходы я терплю с трудом, когда это — необходимость. Например, выход нового спектакля или еще что-то, касающееся профессии.

— Чем вы любите заниматься в свободное время?
— Я люблю путешествовать. Люблю рассматривать какие-то другие миры. Мой муж очень часто путешествует, иногда мы с ним вместе собираемся и едем куда-то. Он пристрастил меня к спонтанному отдыху из разряда «а поехали на два дня туда-то….». Я сначала сопротивлялась, потому что не понимала, как, например, можно полететь на два дня в Италию или в Сингапур на четыре дня. Но теперь я уже легка на подъем.

— Алена, вы создаете впечатление безупречной леди. Идеальная женщина, какая она по-вашему?
— Все, чего у меня нет, свойственно моему идеалу. На самом деле, я много чего не умею и не делаю, что должна делать женщина в моем представлении. Идеальная женщина — это не я.

 



Оценка статьи:

Назад к списку

КОЛОНКА РЕДАКТОРА